Услуги переводчика как бизнес

Услуги переводчика как бизнесНе всякая ветвь располагает шансы процветать постоянно — производители конской упряжи либо изгонители духов пользуются на данный момент еще наименьшим фуррором, чем немножко веков назад. Но некие внешности бизнеса есть тысячелетиями и не собираются сходить со сцены. Сервисы переводчика, к образцу, ценятся настоящее так же высоко, как и тыщу годов назад.

Кроме того явного факта, что препядствия взаимопонимания меж различными народами в обозримом водящемся никуда не денутся, привлекательность этого бизнеса зиждется к тому же на его доступности и густой затратности. Переводческие бюро — постоянно маленький бизнес, входной билет туда быть достойным не очень недешево. Правда, это ставит и определенные барьеры для роста. Не считая того, маленький входной порог обуславливает железную конкурентнсть. Почти все телефоны, указанные в справочнике двухлетней давности, теснее не откликаются или принадлежат вторым компаниям. С сиим, окончательно, ничего не поделаешь, и вопросец соизмерения собственных амбиций со возможностями каждый соответствен решать без помощи других.

Старт

Итак, что все-таки требуется для того, чтоб раскрыть свойское бюро переводов? Сначала, природно, надобно направить свойское физическое особа в юридическое. Здесь что-то новое предложить тяжело — можнож самому бежать с бумажками по инстанциям (обещанное Германом Грефом «одно окно» пока главным образом схоже на безуспешную шуточку) и уложиться в пару тыщ рублей, а можнож обратиться в специализированную компанию, тот или другой все сделает сама стремительно и без тем за умеренную сумму в 200—300 баксов. Маленькая, но приятная мелочь — никаких лицензий на этот вид деятельности приобретать не нужно.

2-ой совсем нужный компонент — помещение. Запроса к нему не очень высоки, и для начала кабинета в немножко 10-ов квадратных метров с один-одинехонек телефоном полностью довольно. Окончательно, телефонных линий превосходнее бы побольше, но не быть достойным унывать — в главное пора раскаляться от звонков клиентов телефон не будет.

Кабинет, в отличие от «фирмы под ключ», продукт необычный, и разговаривать о стоимостях здесь сложнее. Застенчивое помещение где-нибудь недалеко от кольцевой полосы метро полностью можнож разыскать за 600—900 баксов в месяц, но ежели охото поселиться в наиболее престижном участке, вроде Арбата, к примеру, то стоимость вырастет на порядок.

Природно, никуда не деться без техники — желая бы парочки компов, факса, сканера, принтера (высокопроизводительного, так как, ежели тяжба пойдет, печатать приведется самое большее и, вероятнее всего, стремительно), ксерокса. Выход в Веб на данный момент вещь жизненно нужная, так что желанно позаботиться о выделенной полосы, ежели в арендуемом кабинете ее нет.

Но, как не тайна, бизнес — это не юрлицо и не кабинет с техникой. Бизнес — это люди. Подбор персонала не назовешь очевидной задачей, и фуррор задевала, в основную очередь, зависит от того, как бизнесмен преодолеет с ней. Вопрос важно упрощается, ежели бизнесмен сам приходит переводчиком и способен, по последней мере, оценить квалификацию возможных подчиненных. В неприятном случае можнож рискнуть и пробовать переложить задачку на плечи кадровых агентств. Но полной убежденности в том, что ваш переводчик довольно компетентен, при этаком варианте водиться не может, и верно выяснить это можнож будет по реакции главных клиентов — другими словами, вероятно, очень поздно. Вообщем, постоянно можнож что-нибудь придумать — к примеру, пользоваться для поверки тестовых заданий услугами соперников, тружеников добротных языковых вузов либо, в точке точек, знакомых иностранцев.

Вопросец, надобно ли начинающему предприятию мастерить ставку на штатных профессионалов либо воспользоваться услугами внештатников, приходит спорным. Достоинства внештатников явны — им не нужно уплачивать лишь за то, что они посиживают на рабочем участке, с их поддержкой можнож наиболее эластично реагировать на поступающие заказы. В конце концов, им не необходимы рабочие площади в кабинете — значимая экономия. Ко целому иному, по совместному воззренью, «фрилансы» — наиболее эластичные и квалифицированные мастера. Недостачи этакого подхода тоже светлы. Внештатный труженик, вероятнее всего, трудится где-то еще либо быть может занят второй «халтурой», так что глодать превосходные шансы, что как разов в причина, иной раз он совсем нужен, переводчик окажется недоступным. Острота препядствия быть может снижена творением основы переводчиков побольше (молвят, посещали случаи, иной раз картотеки переводчиков пробовали банально украсть), но на это требуется пора. В любом случае «притирание» переводчика, у тот или иной постоянно глодать родные мощные и слабенькие страны, процесс долгий, и никакие испытания не заменят опыта настоящего сотрудничества, поначалу на легких и не очень срочных заданиях. «Обычно, внештатный переводчик останавливается таким лишь по прошествии пары месяцев», — считает Алексей Губименко, директор переводческого агентства «Альфа и Омега». К тому же глодать органические недостачи, присущие внештатному сотруднику в хоть какой сфере деятельности, — контролировать ход его занятия тяжело.

Порядок цифр

Большой спец за перевод водительских прав на грузинский и перевод текста средней трудности текста с один-одинехонек из генеральных языков востребует 4—6 баксов за машинописную страничку (1800 символов, обычно, с пробелами), за рабочий на днях он в состоянии сделать без перенапряжения текст объемом 10—15 тыщ символов. Желая в случае авралов экие числа приходится умножать, к примеру, на два, с неминуемой утратой свойства, о чем заказчика превосходнее предупредить заблаговременно. Можнож подыскать студентов языковых вузов и за пару баксов. Время от времени это оправдано — попадаются заказы не очень срочные и не неподражаемо трудные, «запороть» тот или другой наиболее-наименее грамотный человек не может. Доп (но в неких отношениях сомнительный) плюс внештатников — вероятность, выскажемся так, налоговой оптимизации. Как признался один-одинехонек из проф переводчиков с долголетним стажем, случаев подписания договоров на разовые занятия у него вообщем не водилось. Одни из немногих всплывающие в этом процессе бумажки — наличные в несчастном конвертике.

Штатный переводчик смотрится во почти всех отношениях красивее, но он быть достойным иных средств. Солидный спец в Москве обойдется в 500 — 600 баксов либо главным образом, до тыщи баксов, — все зависит от квалификации. Но, ежели папы-основоположники конторы сами переводить не могут либо не желают, то нанимать его, видимо, приведется. Желая бы один-одинехонек компетентный спец обязан быть постоянно под рукою, даже ежели окупать себя он сначала не сумеет.

Чрезвычайно принципиальна роль редактора, неподражаемо при исполненьи большущих заказов, иной раз требуется координация деяний группы тружеников. А заслуживать экий редактор может еще дороже переводчика. И, в конце концов, необходимы менеджеры. «Необходимы упертые организаторы, готовые отрешиться от цельных близких благ жизненных, семьи, малышей и так далее», — разговаривает Максим Денщиков, генеральный директор агентства «Толмач». Необыкновенную роль организаторов отмечает и Алексей Гудименко: «Одну из главных ролей исполняют админы. Те люди, тот или другой встречают клиента, действуют с исполненьем заказа, выбирают переводчиков». Конкретно на их лежит ответственность за качество занятия, сроки, надзор за деятельностью редакторов и переводчиков и т. п.

Но, допустим, все организационные хлопоты сзади, пора приступать к занятию — другими словами разыскивать клиентов. Можнож пробовать обойтись «малой кровью» — располагать информацию в газеты безвозмездных объявлений (желая для компаний эти объявления обыкновенно все-таки платные) и расклеивать родными множествами листовки на остановках. Но при этаком подходе рассчитывать на фуррор тяжело — суровые клиенты навряд ли на этакую рекламу клюнут, а заезжий гастарбайтер из примыкающей республики, тот или другой необходимо перевести какую-нибудь справку, бюро переводов не прокормит. Так что приведется тратиться на рекламу в нацеленных на предпринимателей изданиях, на попадание телефона компании в справочник, вероятно, на почтовые рассылки — здесь теснее все зависит от фантазии управления конторы. Верхнюю границу издержек на рекламу по понятным причинам указать невыносимо, но расходы в объеме 300—500 баксов в месяц для начинающего представляются адекватными.

К рекламе же можнож отнести и страничку компании в Вебе. Здесь тоже водятся дешевенькие варианты, благо есть безвозмездные «конструкторы» веб-сайтов, дозволяющие творить и поддерживать страницу даже непрофессионалам. Так как веб-сайт будет исполнять в главном «представительские» функции (нормальный набор рубрик: «О нас», «Цены и услуги», «Как найти»), то, быть может, располагает смысл на этом тормознуть. Генеральный нехватка этакого подхода — возможный клиент может отметить факт применения безвозмездного хостинга и сделать неблагоприятные для компании решения. Ежели бюджет дозволяет, можнож обратиться к проф разрабам — заслуживать экая легкая служба будет в границах немножко сотен баксов, поддержание страницы тоже не станет генеральной статьей расходов.

Должно, но, отметить, что пронять вправду большущих клиентов — компании с государственным либо интернациональным именованием, даже брутальной рекламой непросто. Связываться с безызвестными агентствами они не обожают, предпочитая проверенных порой партнеров. Наихорошая реклама — «из уст в уста». «Можнож проговорить, что главная масса наших неизменных клиентов, тот или иной мы гордимся, пришли по чьей-или советы. Никто из приличных клиентов по рекламе нас не искал», — разговаривает Лилия Шергилова, исправный директор агентства «Толмач». Правда, встает вопросец, как раздобыть главного большущего заказчика, иной раз советовать вашу компанию еще некоторому. Здесь что-то определенное порекомендовать тяжело. Применять собственные взаимоотношения, ежели они глодать, попытаться завести их, ежели их нет, попробовать оказаться в подходящем участке в необходимое пора. Не брезговать студентом, тот или другой зашел перевести диплом, — быть может, спустя полгода он будет функционировать в суровой компании и случаем о вас вспомнит. И, окончательно, не упустить шанс, ежели он подвернулся. 1-ый «толстый» клиент, ведает Алексей Гудименко, вышел на их по объявлению, наклеенному в троллейбусе. В совместном, это как разов та область, где бизнесмену требуется напрячь всю свойскую предприимчивость.

Прибыль и репутация

Отдельный пикантный вопросец — ценообразование. Так как, как отмечалось выше, конкурентнсть на базаре острая, разговаривать о наиболее либо наименее обычных стоимостях можнож. Рядовая такса за знаменитые языки колеблется в границах 7—12 баксов за перевод на российский и 8—11 баксов — с российского, с явным тяготением к средним цифрам из данной нам «вилки». Вообщем, встречаются и исключения — отдельные конторы дают переводы по стоимости от 3,5—4 баксов за страничку. Должно ли начинающей фирме демпинговать? Окончательно, определенную категорию клиентов это завлечет, но те ли это клиенты, тот или другой нужны для процветания компании? Приличных потребителей это, быстрее, отпугнет. Не разговаривая теснее о том, что на развитие конторы всего ничего что остается. «Для того чтоб выжить, нам нужно располагать как минимум 40% от того, что приобретает переводчик», — разговаривает Алексей Гудименко. Но из всякого верховодила посещают исключения: «Время от времени, иной раз перевод — лишь число заказанной занятия, компания может вообщем ничего для себя не бросить либо даже добавить переводчику из близких денег», — Борис Зуев, переводчик. Не считая того, поток «тощих» клиентов дозволит отделать технологию и сделать репутацию. Для новейшего компании в предоставленной отрасли это жизненно главно, даже ежели сначала приведется функционировать для себя в убыток. В совместном, категоричного ответа здесь пустить нельзя.

Редкие языки могут оказаться еще выгоднее британского либо германского — стоимость за страничку на японском либо вьетнамском может доходить до 20—25 баксов. Но редкие языки на то и редкие, что требуются не так плотно. Специальной статистики здесь никто не ведет, но даже примерные прикидки очень велеречивы: «Ежели британскому пустить сто баллов, то германскому и французскому можнож пустить баллов 30, а цельным остальным — 10», — Максим Денщиков. Еще больше категоричны оценки Алексея Гудименко: «90% занятия — британский, еще 5% — главные европейские языки, и на все другое приходятся оставшиеся 5%). Так что редкие языки могут водиться лишь приятным прибавленьем к генеральному «английскому» сгустку.

По вопросцу градации расценок в зависимости от трудности вещества единичного сужденья нет, на базаре представлены и политика единичных цен за хоть какой вещество, и ранжирование стоимости служб в зависимости от текста. Зато наблюдается экое единство в стоимости за срочность заказа — очень поздно спохватившемуся клиенту могут выставить счет отталкиваясь от двойной, а то и тройной базисной ставки. Для компании клиенты, тот или иной нужно перевести немножко сотен страничек «на вчера», могут оказаться чрезвычайно доходными, но они призывают наибольшего напряжения цельных водящихся ресурсов.

Предназначенная предмет — устный перевод, поочередный и синхронный. В главном случае переводятся фразы по мере поступления, во 2-м перевод транслируется фактически без задержки на различного рода конференциях для цельных соучастников. Синхронный перевод рассчитывается высшим пилотажем и оценивается сообразно — стоимость за час занятия может составить 70—80 баксов. При этом, обычно, агентства призывают, чтоб заказчик оплачивал более 2-ух переводчиков сходу, так как напряжение при экий занятию чрезвычайно высоко и главным образом 20—30 минут его выдерживать тяжело. В штате синхронистов (обыкновенно квалифицированно исполнять и устный, и письменный перевод человек не может), обычно, не держат, так как быть достойным они недешево, а употребляются не так плотно. Поочередный перевод оценивается стыдливее — от 9—10 до 30 баксов в час, ориентировочно столько-же либо чуток младше быть достойным гид-переводчик.

Кроме этого, пользуется устойчивым спросом и экая услуга, как апостиль, либо нотариальное удостоверение переведенных документов, другими словами легализация выписанного за рубежом документа с заверением документа в консульствах либо Минюсте. Здесь все зависит от трудности и скорости служб — за перевод одной печати в документе можнож арестовать 20 рублей, а за срочное консульское удостоверение (в движение суток) — 150 баксов.

В качестве отдельной сервисы предлагается вычитка переведенного документа носителем языка, быть достойным это, обычно, столько-же, сколько и сам перевод, но предназначенным спросом она не пользуется. Но в неких вариантах сходственная вычитка нужна: «Ежели тексты носят, к примеру, маркетинговый нрав, переводчик не может правильно передать текст. Это служба для носителя языка», — Максим Денщиков. Время от времени клиентам требуются инструкции и рефераты. Правда, в данном варианте они обладают повадку выражать удивление ценою служб — не младше, чем за перевод, не отдавая для себя отчета в том, что для составления реферата начальный текст надобно как минимум перевести. Могут подвернуться и смежные занятия, к примеру, верстка, подготовка оригинал-макетов и т. д., вплоть до занятия с типографией по требованию клиента. Ну, а на худой баста можнож перебиваться и применением офисной техники — ксерокопированием, к примеру. Предприимчивый человек постоянно что-нибудь выдумает.
Создатель Антон Велихов, Бизнес журнальчик

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.