История российского коневодства

Лошадка, ЖеребецМожнож только лишь предполагать, иногда конкретно люди начали одомашнивать лошадка. Традиции коневодства прячут родные корешки в необозримой глубине веков. Большая часть ученых подразумевают, что одомашнивание лошадки началось в Евразии, по неким принесенным, 6 1000-летий назад. В то период на просторах этого громадного континента бежали маленькие, с обширными лбами степные лошади, тот или иной чем-то подсказывали идущих в ногу со временем тарпанов. Эти бешеные лошади еще встречались даже в XIX столетии, пока не водились истреблены конечно. Из иных представителей семейства лошадок в древности жили лошадки большущие, обитавшие основным образом в лесах. Они водились схожи на идущих в ногу со временем: во-главных, узенькой и рослой внешней частью котелка, а во-вторых, стройными и мелкими ногами. Возможно, конкретно они и водились одомашнены главными и длинное период хранили удивительное сходство со близкими бешеными предками. Все-таки человек желал улучшать близкого основного товарища и ассистента в хозяйстве, и преуспели в этом сначала народы Старого Востока, в жизни тот или иной лошадки игрались наиглавнейшую роль. Сохранились сведения, что в VII—VI веках до нашей эпохи в Персидском королевстве водились выведены наихорошие в то период во целым мире несейские лошадки. Более успешны водились коневоды, жившие близко от Каспийского моря, в южных площадях Узбекистана и Таджикистана.

Теснее в баста I тысячелетия до нашей эпохи осталась в дальнем прошедшем слава несейских лошадок, а пальму главенства захватили скакуны Парфянского королевства, бывшего на участке идущих в ногу со временем северных площадей Узбекистана и Таджикистана (тогда – Персии и Бактрии). Прославились близкими свойствами лошадки, тот или иной разводили на севере Ирана и Афганистана. Как выглядели парфянские скакуны? Для тех пор они рассчитывались достаточно высочайшими – практически 150 сантим. в холке. Рыжие и золотистые, тонкие и изящные, они водились самой желанной добычей в военном походе и самым драгоценным даром для хоть какого сударя. Коневодство процветало и в площадях Закавказья, на старой местности нагорья, где сейчас размещена Армения. Понятно, что там лошадки употреблялись для верховой езды еще в III тысячелетии до нашей эпохи. Ежели же поглядеть на площади Восточной Европы, то там коневоды водились не настолько расторопны. В любом случае, лошадки тут специализированной статью не выделялись. Это водились маленькие животные, вышина тот или иной никогда не превосходила 140 сантим., но плотнее имелась 120 сантим..  употребляли их основным образом никак не для езды верхотурой, а легко пускали на мясо. О коневодстве в Старой Руси можнож судить по принесенным летописцев. Тут было множество самых различных пород этих добропорядочных животных, почти всех из тот или иной привозили как с Запада, так и с Востока. Летописцы докладывают, что лошадки водились милостные, сумные и поводные. Что все-таки значили эти слова?

Милостными рассчитывались животные, владевшие наилучшими свойствами собственной породы. Только лишь на милостных лошадях ездили князья, их присылали в качестве драгоценного дара за верную занятие близким подданным, и только лишь высшие чины дружины князей обладали право владеть таковой лошадью. Ежели у князя водился табун, то милостные кони время от времени употреблялись им в качестве улучшателей породы, а следственно, коневодство как профессия начало зарождаться на Руси до монголотатарского нашествия. У сумных лошадок названье тоже имелось разговаривающим само за себя. Этих животных употребляли для перевозки грузов – сум, вьюков. Все-таки, иногда войско князя шло в поход, обыкновенные дружинники выступали конкретно на сумных лошадях. Что все-таки дотрагивается поводных лошадок, либо, другими словами, товарных, то они выделялись последней неповоротливостью, а поэтому годились едва лишь на то, чтоб их употребляли необыкновенно в обозах. В одной из летописей, датированной XII веком, рассказывается о так нарекаемых фарях – лошадях, привезенных с Востока и, вероятнее всего, водящих происхождение от парфянских лошадок. Эти скакуны водились необыкновенно благовидны, свободны и стройны, с добропорядочной высадкой котелка. Исследователи подразумевают, что от этих «фарей» ведет свойскую родословную украинская лошадка.

В XIII веке на Руси конечно сложились определенные традиции проф коневодства. Богатые люди, каковыми прибывали князья и дворяне, а также монастыри обладали очень внушительные по размахам табуны и великолепные конюшни. Поголовье лошадок пополнялось в то период постоянно, неподражаемо в период войн с половцами и печенегами, иногда лошадки присваивались в качестве военной добычи. Лошадка на Руси ценилась невозможно высоко. Так, в XI столетии князь Ярослав Разумный издал сборник законов, в тот или другой предписывалось виновному в убийстве чужой лошадки оплатить в казну 12 гривен и еще 1 гривну пострадавшему; для сопоставления: тот, кто убил вольного крестьянина, обязывался выплатить штраф еще наименьшего масштаба – едва лишь 3 гривны. Что все-таки дотрагивается боевых свойств российской конницы в период до нашествия монголотатар, то она приходила условно малочисленной и к тому же не очень мобильной, и в отношения с этими отрицательными обстоятельствами некие историки усматривают предпосылки бессчетных поражений российских в столкновениях с татарами, главнейшим из тот или иной имелась битва на реке Калке в 1223 году. За долгие и длительные годы монгольского ига коннозаводству на Руси был нанесен непоправимый вред. Прекратилось фактически целиком поступление изящных и стремительных «фарей». Князья и дворяне зачем-то предпочитали лошадок грубых и медлительных, тот или иной передвигались очень неторопливо. Даже затем того, как поры ужасного ига прошли, российские дворяне держали в родных конюшнях конкретно эких лошадей – тяжких, грузных.

Главным оценить достоинства стремительных и беглых монгольских лошадок смог российский князь Дмитрий Донской. Его конница имелась совсем другой, ежели у иных больших сановников. Князь Дмитрий Иванович скупал у монгольских торговцев степных лошадок, тот или иной те именно для него привозили из площадей Заволжья. 8 сентября 1380 года свершилась известная Куликовская битва, в тот или иной насмерть сошлись 10-ки тыщ конных бойцов – российских и монгольских. Войско князя Дмитрия наполовину состояло из жителей нашей планеты Столичного княжества, наполовину из наемников-литовцев и новгородских бойцов. Приволжская вольница тоже не осталась в сторонке, встав под российские знамена. О вольнице заслуживает огласить немного словечек особо. Это водились беглые люди, тот или иной сами себя давать имя одним словом «кайсаки». Может быть, слово обладало монгольское происхождение, но бойцы целым сердечком хотели постоять за Русскую свет. Некие историки считают, что конкретно от слова «кайсаки» вышло обыкновенное для нас «казаки», а, как понятно, казак без лошадки – не казак. На Куликовом поле вышло основное ужасное поражение татар, затем тот или другой стало светло: по монгольскому игу нанесен смертельный удар, а сообща с сиим российские люди сообразили правильную ценность стремительных скаковых лошадок; к тому же сейчас имелось светло, откуда пополнять российские конюшни таковыми ценными животными. В XIV столетии на Руси необыкновенной знаменитостью воспользовались две породы скакунов – российская усовершенствованная и монгольская.

Российские породы создавались с внедрением западных лошадок, тот или иной торговали новгородские торговцы. Это водились клепперы из Ливонии и жмудки из Литвы. Изображение клепперов встречается во почти всех германских хрониках тех пор. Эти лошадки хоть и водились низкими, зато выделялись неописуемой выносливостью, владели правильным экстерьером, совершенно пригодным для всадников в тяжких латах. Что все-таки дотрагивается жмудков, то это водились автохтонные лошадки, в тот или иной смешалась кровь как западных, так и восточных лошадок. На базе данной породы водились выведены некие скакуны Белоруссии, а в Германии благодаря им явилась тракененская порода. Во поры правления Ивана III, другими словами с 1440 по 1505 год, на Руси опять возникли «фари», только лишь сейчас их назвали по-иному. Этих стройных добропорядочных восточных красавчиков звали прекрасным одним словом «аргамаки», при этом так давать имя все восточные породы, без разницы от того, персидскими они водились либо какими-или другими. Неподражаемо поднялась стоимость на лошадок из Персии, иногда российский сударь смешивался браком с племянницей бранного правителя Византии Софьей Палеолог.

Алексей Герасимов «Лошадки: Разведение и уход»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *